Стандарт № 5

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » История породы

Л.П. САБАНЕЕВ. ИСТОРИЯ СПАНИЕЛЕЙ. Часть 1
Разновидность спаниелей - «кокер-спаниель» - была признана Кеннел-клабом в 1893 году, после чего был утвержден стандарт, а в Студ-буке был открыт соответствующий раздел для регистрации собак этой породы.


Группа первая. ДЛИННОШЕРСТНЫЕ ПТИЧЬИ СОБАКИ

НАСТОЯЩИЕ ИСПАНКИ

Большинство зоологов и охотников, писавших о собаках, считают испанку родоначальницей всех длинношерстных птичьих собак, т.е. что от нее подбором и скрещиванием с другими породами произошли все спаниели, эпаньёли и сеттеры. Самое название испанки указывает, что родиною ее должна быть Испания, а не какая-либо другая страна, и действительно, во всех старинных и охотничьих книгах об этом говорится как о несомненном факте, хотя без каких бы то ни было указаний.
 

Jean-Baptiste-Simeon Chardin, The Spaniel, 1730
 
Однако, как это ни странно, до сих пор в самой Испании длинношерстных собак, кроме привозных английских, не найдено, и, по-видимому, их не было и прежде. По крайней мере в старинных испанских источниках (по свидетельству Бекмана и других кинологов) об них не упоминается. Только очень недавно в южной Франции оказалась особая порода эпаньёлей, будто бы вывезенных из Испании в начале текущего столетия.

Отсутствие длинношерстных собак в Испании, понятное дело, возбудило справедливые сомнения в их испанском происхождении. Немцы небезосновательно считают свою длинношерстную легавую туземною, среднеевропейскою расою, более древнею, чем гладкошерстные браки. Известный французский охотничий писатель Деларю, основываясь на том, что он не нашел следов существования испанок в Испании, прямо утверждает, что французские эпаньёли — разновидность немецких длинношерстных собак. А так как в Саксонии ему говорили, что эти последние происходят из Польши и России (?!), то он высказывает предположение, что эпаньёли имеют родичем русскую пастушью собаку, видоизменившуюся вследствие климатических условий. Но Деларю, вероятно, тут что-нибудь напутал: или саксонские охотники имели в виду длинношерстную брудастую легавую, которая действительно могла произойти от русской овчарки, или же говорили ему о том, что длинношерстная немецкая легавая имеет примесь северной лесной собаки — русской лайки, что также более чем вероятно.

Дальзиель, автор известной английской книги о собаках, высказывает предположение, что спаниели (испанки) вывезены в Англию (первоначально в Ирландию) из Испании предками современных ирландцев — кельтами, переселившимися сюда за 900 лет до р.х. Хотя Иберийский полуостров стал называться Испанией только 700 лет спустя, но ничего нет невероятного в том, продолжает он, что переселенцы долгое время имели сношения с своею прежнею родиною. Несколько далее он высказывает совсем нелепое предположение, что слово spaniel происходит от карфагенского Span, что значит кролик, т.е. что спаниелями назывались собаки родом из Северной Африки, употреблявшиеся для охоты за кроликами.

Сколько известно, птичьи собаки употреблялись для охоты с сетью и с соколами гораздо ранее, притом именно длинношерстные, и порода эта имеет очень давнее происхождение. Мы знаем, что еще в Древней Греции существовала порода небольших длинношерстных собак с висячими ушами. Весьма возможно, что эти собаки проникли с Балканского полуострова в Западную Европу вместе с соколиной охотой, как наиболее для нее пригодные. А так как известно, что соколиною охотою прежде всего стали заниматься кельты, то и длинношерстные собаки, вероятно, были им хорошо известны еще до времен Карла Великого и начала сношений с дальним востоком. Позднее, начиная с крестовых походов, длинношерстные птичьи собаки могли быть доставляемы из Малой Азии и Персии, в которых с давних времен существовали различные породы вислоухих собак (ассирийские доги, азиатские длинноухие борзые). По Пьетремену, браки, т.е. собственно вислоухие гончие, предполагаемые родичи короткошерстных легавых, также привезены из Азии первыми крестоносцами. Весьма возможно, что как те, так и другие собаки привозились преимущественно испанскими рыцарями, как самыми большими любителями соколиной охоты в эти времена. Но уже Людовик XI (в XIII в) получал своих espagneux из Бретани.
 
 
Spaniel del 1600

Вот наиболее вероятная теория происхождения длинношерстных птичьих собак. Тем не менее оно еще очень темно, и только последующие изыскания в Испании, на Балканском полуострове, в Малой Азии и Персии могут пролить свет на этот вопрос.
 
В общих чертах история распространения длинношерстных птичьих собак была рассмотрена во введении; подробности же будут приводиться на своем месте.

Как бы то ни было, но в настоящее время в Испании нет туземных длинношерстных собак, употребляемых для охоты. Если они где и сохранились здесь, то в каких-нибудь глухих провинциях, всего вероятнее, в Пиренеях или других гористых местностях, по той причине, что густо одетые собаки не могут быть особенно пригодны для охоты в знойных равнинах.
 
Johann-Michael Baader, Spaniels putting up a partridge

Единственное сведение о настоящих испанках было помещено в бельгийском журнале "Chasse et Peche” 1885 года. Автор этой заметки (Пьер д'Арк) говорит, что в Южной Франции, в округе Авейрон, семейство Calvet-Rognat с давних времен ведет породу испанок, которые были привезены сюда в 1809 году одним пленным испанским офицером. Перед возвращением на родину офицер этот оставил пару собак упомянутому семейству, и Calvet-Rognat с тех пор сохраняли породу в полной чистоте, почти никому не давая щенков.

Из описания Пьера д'Арка видно, что испанки эти ростом ниже среднего, имеют прибылые пальцы на задних ногах (что, по мнению автора, характеризует всех горных собак). Голова у них большая, череп широкий, морда короткая и заостренная, с большими брылями. Уши короткие и тонкие, немного приподнятые у основания (т.е. на хряще, как выражаются охотники). Глаза карие, живые и с очень умным выражением. Спина очень крепкая. Все кости толстые; ноги прочные; лапы кошачьи (круглые), так что собака вообще вынослива, а свободные локотки допускают некоторую быстроту движений. Хвост гуще, чем у сеттера, и псовина на нем не образует правильного подвеса, напоминая этим хвост немецкой длинношерстной легавой; он достает до пазанка и имеет некоторый изгиб, а на поиске находится в постоянном колебании, тем более быстром, чем сильнее запах дичи, обоняемый собакой. Стойка почти лежачая, причем хвост вытягивается в прямую линию, служащую продолжением линии спины. Окрас испанки весьма оригинален, именно белый с светло-каштановыми пятнами, почти полово-пегий. Шерсть гладкая, с серебристым блеском, чрезвычайно шелковистая, такая же псовина на ушах и на лапах.




Настоящая испанка Дик I Пьера д'Арк* (* Прим. - переводчика: Надо заметить, что изображение этой собаки больше похоже на пиренейскую горную овчарку - см.)
 
Пиренейская горная овчарка
 
Из приведенного описания и приложенного рисунка видно, что настоящая испанка резко отличается от современного французского эпаньёля своим более плотным и коренастым сложением. Нет повода сомневаться в том, что это действительно коренная порода, но трудно поверить, чтобы она сохранилась только в одной местности и даже у одного семейства без признаков вырождения. По всей вероятности, дальнейшие исследования покажут нам, что испанки существуют также во многих гористых местностях северной Испании.

Приводим для сравнения с другими длинношерстными собаками измерения испанки суки Коры, принадлежащей Лами.
 

 
АНГЛИЙСКИЕ СПАНИЕЛИ
 
 
 
 


Современные испанки, несмотря на неопределенность сведений о них, представляют уже настоящую птичью собаку с выработанной стойкой, а, следовательно, усовершенствованную породу. Первобытная длинношерстная собака с висячими ушами была сначала птичьей гончей и употреблялась лишь для охоты с ловчими птицами, а потом из нее выработалась собака с лежачей стойкой для ловли птиц сетями.

Англичане более других национальностей обращали внимание на охотничьи качества длинношерстных птичьих собак и помощью скрещивания с другими расами вывели целый ряд длинношерстных охотничьих собак, различающихся ростом, внешностью и назначением. Большая часть этих пород или разновидностей не имеет стойки или имеет очень короткую, и обязанность их заключается в том, чтобы выгонять дичь из крепей — густых кустарников и травянистых зарослей (где собака со стойкой была бы излишня), иногда даже с голосом. Таким образом, английские спаниели могут быть по справедливости названы птичьими гончими; в этом отношении они приближаются к старинным chiens d'oysels.
 

James Barenger, 1811
 
Происхождение спаниелей, несомненно, очень древнее. Весьма вероятно, что длинношерстная испанская собака была привезена кельтами за 900 лет до р.х. Многие современные авторы предполагают, что спаниели привезены в Англию крестоносцами. Мнение это неверно. Спаниели упоминаются в Х столетии (после р.х.) в законах короля Гаэльской страны (нынешнего Уэльса) Howell Dda. Именно назначена за кражу их денежная пеня.

Более определенные и точные сведения начинают встречаться только в рукописях XIV столетия. Первым из английских охотничьих писателей упоминает о спаниелях William Twici (или Twety) в своей "Охоте с гончими”. Несколько позднее, в конце того же столетия (в начале XV?), Эдмунд Ланглей в книге "Mayster of Game” говорит, что спаниели вывезены из Испании специально для охоты с соколами. По его словам, это были желтоногие собаки с большими головами и толстым туловищем, с не очень длинною псовиною и с густым хвостом. Далее идет описание, как с ними охотятся на куропаток с соколами, с сетью и на водяную дичь. К этому же времени (т.е. XIV в) относится гравюра, сохраняющаяся в королевской библиотеке и изображающая 2 дам и слугу на соколиной охоте, сопутствуемых двумя спаниелями довольно странного вида, с висячими ушами и крючковатыми хвостами. Спаниели эти, видимо, тянут к дичи, причем одна из дам как бы останавливает их, а другая обращает внимание своего сокола на то, что делается впереди.

В царствование королевы Елизаветы (в XVI в), по свидетельству доктора королевы Джона Каюса (или Кая), спаниели делились на сухопутных и водяных, но не по внешности, которая, по-видимому, была еще одинакова, а по птицам, служившим предметом охоты. Обязанность сухопутного спаниеля была двоякая: он должен был или просто сгонять и выгонять дичь, или же указывать место, где она находится. Первые собаки употреблялись для соколиной охоты, вторые — для ловли сетью. Большая часть этих спаниелей были красно-пегой, реже красноватой (светло-кофейной?) или черной масти.
 
Zacharias Noterman, Portrait of a Spaniel

В 1697 году Николай Кокс ("Gentleman's Recreation” — "Барская потеха”), говоря о значении спаниелей для соколиной охоты, и главным образом для ловли птиц, замечает, что они приносили дичь и что им уже подрезывали хвосты, отчасти потому, что они обивали его в чаще до крови и в нем заводились черви, частию ради красоты. Во времена Кокса все длинношерстные собаки назывались спаниелями, хотя многие из них дрессировались для стойки; между лежачими и гончими спаниелями не было тогда большого различия, и сеттер еще не выделился в особую породу. Стрельба влет из-под стойки еще не вошла в употребление, и Кокс говорит только о дрессировке сухопутных спаниелей для ловли сетью и водяных для охоты на уток. Вообще в книге его перепечатано все, что писали о спаниелях Юлиана Барнес (Barnes или Barners), д-р Каюс и Жервез Маркам ("Hunger's Prevention”).

Все позднейшие авторы единогласно признают охотничьи качества спаниеля. Знаменитый английский ветеринар Делабер Блэн, живший в конце прошлого и в начале истекающего столетия и оставивший много трудов по истории и патологии домашних животных, пишет, что в его время существовали многочисленные разновидности спаниелей, делившихся на сухопутных (земляных) и водяных, причем первые отличались длинною шелковистою псовиною. Между прочим, он упоминает о двух породах спаниелей, которые держал король Карл II, о маленькой черно-пегой с чрезвычайно длинными ушами и крупной черной с подпалинами.
 
William Ellis, A King Charles Spaniel

Современник Блэна Сиденгам Эдварс в своей "Cynographia Britannica” (1801) дает подробные описания спаниелей и делит их на сухопутных (земляных) и водяных. Первые разделяются на спрингеров (прыгунов), называемых также подсокольими спаниелями и ищейками, и коккеров (вальдшнепятников, от cock— вальдшнеп). С прекращением соколиных охот стали предпочитаться более коротконогие и менее проворные из спрингеров; остатки прежних рослых спрингеров уже мало отличались от большого спаниеля или сеттера. Они были обыкновенно красно-пегой масти и одеты шелковистой псовиной, имели тонкие, довольно короткие уши, длинные ноги, хвост с хорошим подвесом и никогда не укорачиваемый.

Коккеры резко отличались от спрингеров: туловище у них было сжатое (лещеватое), голова круглая, морда короткая, уши очень длинные, ноги короткие и сильные, шерсть длинная и более волнистая, чем у спрингеров, особенно на хвосте, который всегда укорачивался. Окрас их был кофейно-пегий, красный, красно-пегий, черно-пегий, кофейный, иногда черный с подпалинами; последние очень напоминали кинг-чарльзов. Коккерами назывались они потому, что употреблялись преимущественно для охоты на вальдшнепов.


Охота со спаниелями

Далее Сиденгам Эдварс говорит, что спаниели употреблялись также для того, чтобы отыскивать и выгонять зайцев на борзых, и что они незаменимы для охоты в кустарнике, зарослях, в терновнике, где стараются держаться как можно ближе к охотнику, приучаясь возвращаться на свист; в очень густом кустарнике привязывается бубенчик. Во время поиска хвост спаниеля находится в постоянном движении, тем более быстром, чем горячее след и ближе птица. Найдя след, собаки подавали голос осторожным визгом (скулили), а о взлете дичи давали знать отрывистым лаем.

В начале XIX столетия спаниели мало отличались от современных и делились, как теперь, на больших и малых. Таллин, современник Эдварса, добавляет в своем "Sportsmann Cabinet”, что спрингеры и коккеры мало отличались в своих свойствах, только первые не были так проворны, как последние, которые скорее находят след и более ему радуются... Спаниели вообще более пригодны для того, чтобы сгонять дичь, причем о близости ее можно судить по движению хвоста; но они могут быть приучены и к настоящей стойке. По описанию Таллина, спрингеры еще мало отличались от современного им сеттера, только они были мельче, приземистее и имели более заостренную морду.
 

John Emms, Brown and White and Black and White Spaniel

Из слов Джона Скотта ("Sportsmann Repository”, 1820) можно заключить, что несколько позднее спаниели стали реже употребляться для охоты, так как во многих случаях заменялись сеттерами и пойнтерами. Ареною деятельности спаниелей сделались исключительно густые заросли и терновники, где они были незаменимы. По этой причине спаниели стали еще приземистее и сильнее сложением, на более толстых ногах; шерсть тоже стала жестче, так как собаки с грубой псовиной крепче и лучше ищут в терновнике. По Д. Скотту, самые лучшие спрингеры встречались в Суссексе. Коккеры, по его мнению, происходят от скрещивания спрингера с мелким пуделем, подпалины же их он приписывает примеси черного терьера. Кроме того, у Скотта есть указание на немых спаниелей, т.е. клюмберов.

Современные авторы, как, например, Дальзиель, полагают, что название springer стало употребляться с того времени, как выделилась порода лежачих спаниелей setting spaniels, т.е. делающих стойку, и дано вследствие привычки собаки бросаться или прыгать на дичь.

Таким образом, более 70 лет назад в Англии употреблялись для охоты три породы спаниелей — суссексы, коккеры и клюмберы. Позднее появились еще другие разновидности, именно норфольки, о которых впервые упоминается Юаттом (1845). Наиболее же распространенные в наше время фильд-спаниели — новейшая порода, выведенная не более 30 лет назад. Между этими пятью породами, или разновидностями, нет резких различий, и на выставках до последнего времени спаниелей делили, подобно пойнтерам, на тяжелых и легких, что соответствовало прежнему делению на спрингеров и коккеров. Вследствие этого породы спаниелей начали смешиваться между собой, и, вероятно бы, число их сократилось до двух или одной, если бы Спаниель-клуб, основанный в 1885 году, не стал, по-видимому, употреблять усилия, чтобы сохранить все породы в чистоте. В этом, однако, нет большой надобности, так как охотничьи качества всех спаниелей почти одинаковы.


Охота со спаниелями

По внешности и по назначению английские сухопутные спаниели представляют большую аналогию с таксами и в особенности с бассетами. Спаниель — та же гончая на укороченных ногах, т.е. очень пешая, сильного сложения, обязанность которой состоит в том, чтобы выгонять из трущоб, недоступных другим, более рослым собакам, только не мелких зверей, а птиц. В группе птичьих собак спаниели занимают то же место и играют такую же роль, как французские бассеты между гончими. Они и выведены были, подобно последним, главным образом подбором коротконогих особей, как бы карликов, которые встречаются изредка между всякими собаками. Лишь очень недавно, например, была отведена особая порода голубо-крапчатых бассетов от случайно выродившихся гасконских гончих.

Выше мы видели, что выделение сеттеров в отдельную расу началось, собственно, в XVIII столетии. С этого времени, вероятно, начинается и уменьшение роста, или, точнее, укорачивание ног у спаниелей. Таким образом, из загадочной средневековой испанки среднего роста вырабатывались параллельно два различных типа: с одной стороны — крупные, длинноногие сеттера с быстрым поиском и верхним чутьем, с другой — приземистые спаниели на коротких, но сильных ногах, с тихим поиском и нижним чутьем. Это весьма понятно, так как для охоты с птичьими гончими от них требовались совершенно противоположные охотничьи качества, а следовательно, и иные лады. Но происхождение спаниелей несколько сложнее происхождения бассетов, потому что в образовании первых, как увидим далее, участвовали и другие породы.
 
S.j.e. Jones, Pheasant shooting in the forest

Охота со спаниелями весьма распространена в Англии. Между тем как число сеттеров и в особенности пойнтеров, употребляемых для охоты, здесь быстро уменьшается, количество птичьих гончих продолжает увеличиваться. Это объясняется условиями современной английской охоты. Со времени выделения сеттера в отдельную породу спаниели употреблялись сначала только для того, чтобы выгонять дичь, преимущественно тетеревов и вальдшнепов, из крепей, где стойка собаки не могла быть замечаема. Позднее, когда главною лесною дичью сделались в Англии фазаны, спаниели стали употребляться преимущественно для охоты на них, так как фазаны держались всегда в кустарнике и бежали перед собакой. Сеттера и пойнтера были здесь совершенно непригодны, так как привыкали к гоньбе и быстро утрачивали широкий поиск и верхнее чутье. Точно так же и по тем же причинам спаниели стали заменять впоследствии собак со стойкой и в полях, где дичь (куропатки) упорно держалась бесчисленных здесь живых изгородей или травянистых зарослей в виде свекловины, турнепса и клевера, и в болотах на бегущих коростелей и водяных курочек. Наконец, в последнее двадцатилетие птичьи гончие стали употребляться для охоты в парках-садках, битком набитых дичью, вместо загонщиков, т.е. облавы.
 
George Armfield (1808-93) Spaniels Putting up a Pheasant

Вообще обязанность спаниеля состоит в преследовании бегущей дичи и поднимании ее в меру выстрела. Спаниель должен находиться в известном расстоянии от охотника — держать дистанцию и, найдя дичь, бежать за нею не останавливаясь, но не теряя из виду хозяина. Когда последний найдет, что место удобно для стрельбы, он подбадривает собаку, и она взганивает птицу. Выбор той или другой породы зависит отчасти от вкуса, но также и от местности. Англичане предпочитают немых спаниелей, но в непроходимых для охотника чащах удобнее собаки, подающие голос, когда найдут свежий след, затем когда дичь поднимается. Спаниели, не гоняющие кроликов и зайцев, тем более не обращающие на них никакого внимания, ценятся очень дорого. Некоторые охотники добиваются даже того, что собака ищет и поднимает одну какую-нибудь птицу, например только фазанов или одних вальдшнепов. Спаниели с плохим чутьем нередко гонят в пяту, т.е. не приближаются к птице, а удаляются от нее.
 
 
George Armfield (1808-93) After the Shoot - A Quartet of Spaniels

Охота со спаниелями производится довольно различными способами. Лучше всего охотиться с 2—3 собаками, из которых по понятным причинам приучается к подаче только одна. Некоторые требуют, чтобы при выстреле все ложились или возвращались к ногам. Если спаниели употребляются для загона, то их приучают гнать на расстояние не более 75 шагов. Для того чтобы вполне заменить загонщиков, требуется около 3 смычков (пар). Егерь пускает собак, не давая им разбредаться, и ходит с ними, задавая круги. Дичь бежит на охотников, расставленных в линию на просеке или опушке, и при виде их взлетает. Обыкновенно линия стрелков располагается так, чтобы напуск собак мог быть сделан против ветра. Этот способ охоты со стайкой спаниелей тем лучше охоты с загонщиками, что дешевле и действительнее, так как дичь не затаивается, и, главное, производится без шума, и при нем птица не распугивается, т.е. не улетает в соседние, чужие, дачи.

Из сказанного видно, что спаниели требуют предварительной дрессировки и натаски. Прежде всего они должны быть приучены к безусловному послушанию. Некоторые охотники довольствуются тем, что приучают их возвращаться на свист или зов; другие требуют, чтобы собака ложилась при каждом поднятии руки, а также после каждого выстрела. Лучше всего натаскивать молодых, 8—10-месячных, собак, так как взрослые не так скоро принимаются за работу. Сначала собаку водят на длинной своре в поле и приучают ходить не далее 30—40 шагов от охотника. В первый раз пускают молодежь со старым, хорошо дрессированным спаниелем и сначала водят в клеверные поля, живые изгороди, сечи, вообще в более открытые места, где бы собаки были всегда на виду, но отнюдь не в чащу, тростники и т.п. крепи, где их можно потерять из глаз. Чтобы приучить ходить по указанию руки, прячут в траве по известным местам лакомый корм и во время поиска указывают на это место пальцем правой руки. Когда спаниели выучатся ходить в 20—25 шагах от охотника, их начинают приучать ходить с другой стороны живой изгороди и краями опушки, так, чтобы выгоняемая птица летела в сторону стрелка. Обыкновенно к ошейнику собаки привязывается звонкий бубенчик; если спаниелей несколько, то разных тонов.

Так как все спаниели преследуют птицу со страстью и их не останавливают никакие препятствия, то они очень часто расцарапывают себе веки. А потому после охоты им необходимо промывать глаза, всего лучше тепловатым настоем ромашки.
 

William Jardine, c 1840

В последние годы охота с спаниелями в Англии начинала приходить в упадок и заменяться охотой с загонщиками. Теперь редко у кого можно найти стайку спаниелей, которые бы одновременно ложились по команде или после выстрела. У лорда Лонсдаля несколько лет назад спаниели (суссексы) весьма удачно применялись для того, чтобы выгонять зайцев из кустов на борзых при полевых испытаниях последних. Как только суссексы выгоняли зайца в поле, кипер стрелял, все собачки ложились и продолжали лежать, пока борзые ловили зайца. Это, конечно, наилучший способ испытания борзых.

Зато спаниели начинают распространяться во Франции в Бельгии, преимущественно для охоты в фазанниках. Немцы, по-видимому, не признают достоинств этих собак, которые, как видно, во многих случаях не только полезны, но даже необходимы. У нас спаниели почти вовсе не известны, но нет никакого сомнения в том, что они весьма пригодны для охоты в густом кустарнике на вальдшнепов и фазанов. Кроме того, они бы могли быть весьма полезны для охоты на тетеревиные выводки, особенно среди дня, когда последние забиваются в чащу, а также для отыскивания в болоте многочисленных у нас коростелей, погонышей и водяных курочек, которые так портят английских легавых, побуждая их срывать со стойки.


Охота со спаниелями

Некоторые русские охотничьи писатели сомневаются, впрочем, в пригодности спаниелей для нашей охоты и полагают, что применение этих собак имеет смысл только там, где есть небольшие чепыжные отъемчики, притом битком набитые дичью. Но мнение это слишком односторонне, и, во всяком случае, спаниели могут отлично исправлять обязанности ретривера, т.е. отыскивать и приносить дичь, убитую из-под стойки легавой. Притом надо иметь также в виду, что все спаниели отличные комнатные собаки: они очень спокойного, даже флегмагического характерам оживляются, только когда на них обращают внимание; кроме того, очень умны, понятливы, послушны и никогда не надоедают, подобно большинству сеттеров, своими ласками и прыганьем.

СУССЕКСЫ (КОФЕЙНЫЕ СПАНИЕЛИ)

Суссексами называются спаниели крепкого сложения, золотисто-каштановой (бронзовой) масти, с тяжелой головой. Название это получено от местности, где их начали разводить и где они всего многочисленнее. До сих пор в графстве Суссекс многие лорды охотятся преимущественно с рыжими спаниелями.

Порода суссексов довольно старинного происхождения. Еще Скотт говорил, что самые лучшие спрингеры встречаются в Суссексе, что позднее подтверждал Юатт. Но описание суссексов впервые было дано Стонехенджем (в 1857 году), который, однако, замечает, что это старинная порода. По мнению известного заводчика Боуерса (Bowers), суссексы самая древняя, вернее всего — более сохранившаяся порода спаниелей. Кастра говорит то же и, кроме того, предполагает, вместе с Идстоном (псевдоним собакозаводчика священника Томаса Пирса) и известным Лавераком, что сеттера произошли от него простым подбором. Последнее мнение не выдерживает критики, хотя вовсе не потому, что, как думает Гюг Дальзиель, сеттера происходят с севера, а не с юга (где велись суссексы), или потому, что суссексы подают голос. Можно только принять, что суссексы всего ближе подходят к прежним старинным спаниелям XVII и XVIII веков, отличаясь от них главным образом короткими ногами. Сеттера, вероятно, были выведены от этих старинных некоротконогих спаниелей если не ранее суссексов, то одновременно с ними. Было бы очень странно, да и трудно, выводить длинноногую собаку от бассета.
 


До 1870 года суссексы очень ценились в Англии, и только в последнее двадцатилетие их стали вытеснять вошедшие в моду черные фильд-спаниели. Этому весьма способствовало то обстоятельство, что главный питомник суссексов в Розегилле (Rosehill), принадлежавший Fuller'y, был опустошен чумой и порода от частого скрещивания с черными коккерами, водяными спаниелями и биглями почти перевелась, распавшись на несколько новых разновидностей. Возникло даже мнение, что суссексы могут быть темно-бурой и белой масти.

Особенно настойчиво занимался скрещиванием известный заводчик фильд-спаниелей Jacobs, желавший дать черному спаниелю более сильный костяк, удлинить туловище и укоротить ноги, а суссексу дать более длинную голову. Но такое улучшение суссекса не встретило сочувствия. Мало-помалу выработались одинаковые взгляды на породу, и в 80-х годах на выставках появляются экземпляры, очень подходящие к старому типу. Реставрированию породы всего более содействовали Боуерс и Лангсдаль, хотя они не вполне сходились во взглядах.

Несмотря на красивую внешность, ум, привязчивость и полевые достоинства, суссексы никогда не имели широкого распространения. Это зависело главным образом от того, что они разводились в питомниках немногих лордов, которые почти вовсе не выпускали из рук, т.е. не продавали собак.

Суссексы почти незаменимы в непроходимой чаще, откуда надо выгнать дичь. Здесь они гораздо полезнее клюмберов, которые, как нелающие, хороши только на виду, в негустом кустарнике. В старину спаниели не гоняли по зайцу, но вследствие неоднократного скрещивания с биглями (малорослыми английскими гончими) они стали очень к нему неравнодушны. Вообще суссексы довольно упрямы, дрессируются не без труда и требуют настойчивого и хладнокровного руководителя. Хорошо работающую пару суссексов так же нелегко приготовить, как пару пойнтеров или сеттеров, но зато это очень хорошие, умные и неутомимые помощники. Благодаря силе и ловкости в преследовании дичи они превосходны для обшаривания приморских камышей и самых густых зарослей.

В отличие от молчаливого клюмбера суссекс преследует дичь с звонким лаем, унаследованным, может быть, от биглей. Кто с ним постоянно охотится, тот скоро может отличить по тембру голоса, преследует ли он птицу или зверя (зайца). По словам почти единственного русского охотника с этими собаками, недавно умершего Э.А. Новицкого, лай суссекса звонкий, отрывистый. Попав на след птицы, собака обыкновенно издает два коротких взлаивания, по зрячему — три; частый и звонкий лай означает, что птица взлетела. По уткам в камышах его спаниель гнал с учащенным лаем, превосходно подавал их из воды, плавая необыкновенно быстро и бесшумно и прекрасно ныряя. Новицкий употреблял суссексов главным образом для того, чтобы выгонять серых куропаток из зарослей в чистое поле. По вальдшнепам его Скамп ходил в зарослях осторожно, средним аллюром, больше рысью; причуяв след, взлаивал два раза тонким, звучным дискантом, и охотник должен тогда поспешать на голос, ибо затем птица взлетывала. Очень хорошо также вытаптывались Скампом коростели и водяные курочки. В поле с другой собакой (пойнтером) он весьма ловко подавал по приказанию убитую дичь прямо в руки и затем становился за ногу. Вообще суссексы хорошо подают дичь и не мнут ее.

Порода эта отличается от других спаниелей замечательно крепким здоровьем и долговечностью.

В последнее время (в 1887 году) английский Кеннель-клуб совершенно уничтожил класс суссексов на своих выставках, заменив его классом крупных спаниелей кофейной масти. Вероятно, это решение вызвано тем, что типичная золотисто-каштановая масть суссекса сделалась редкою. Недавно основанный Спаниель-клуб дал подробное описание признаков суссексов, но неизвестно почему прибавляет, что окрас суссекса в других странах принимает от климата более темный оттенок. Эта неустойчивость окраса замечается в самой Англии и зависит не столько от климата, сколько от частых скрещиваний.
 

Edwin Armfield
 
Заимствуем у Дальзиеля описание признаков породы, принятых Спаниель-клубом, мало отличающееся от описания суссекса, сделанного лучшим знатоком собак — покойным Стонехенджем. Вместе с тем отметим разногласия клуба с описаниями Боуерсa и Лангсдаля, приводимыми в книге Веро Шо.
 
Общий вид тяжелой и мускулистой собаки, но (по Боуерсу) легче сложенной и более высокой на ногах, чем клюмбер. Очень часто машет хвостом, который обыкновенно укорачивается.

Голова не очень длинная и массивная. Череп менее плоский, чем у клюмбера, широкий, с выпуклым лбом и разделяется посредине ложбинкой на две части. Затылочный гребень (соколок) менее развит, чем у клюмбера. Морда широкая и четырехугольная, с немного обвислыми губами (брылями) и хорошо развитыми (очень большими) ноздрями. По Боуерсу, нижняя челюсть несколько короче верхней, т.е. собаки слегка подузды.

Глаза карие (орехового цвета), довольно большие; краснота в углах век мало заметна. По Боуерсу, глаз должен быть впалый, но с умным выражением; по Лангсдалю, напротив, довольно выпуклый.

Нос (чутье) коричневого цвета.

Уши толстые, довольно широкие, овальной формы, посажены не очень низко и относительно короче, чем у других спаниелей; одеты волнистою шерстью. По Боуерсу, уши обыкновенно поставлены немного вперед, выше уровня глаз, и шерсть на них прямая, шелковистая. По Лангсдалю, уши большие, ложкообразной формы, но не очень одетые и отнюдь не завитые.

Шея мускулистая и слегка выгнутая.

Колодка длинная, с очень хорошими (широкими), довольно низко спущенными ребрами.

Плечи поставлены косо.

Грудь глубокая (низкая) и широкая.

Спина длинная, горизонтальная, с широким крестцом.

Зад сильный, с очень развитыми бедрами, ляжками и крепкими пазанками.

Хвост поставлен низко и никогда не должен подниматься выше линии спины. Его обыкновенно укорачивают так, чтобы он имел в длину 12—20 см.

Суссекс

Ноги короткие, с очень толстыми костями; передние совершенно прямые, задние с слегка согнутыми пазанками (т.е. лучковатые). Лангсдаль говорит, что передние ноги у многих чистокровных собак бывают дугообразно изогнуты (от ширины груди, как у бульдога), что хотя уменьшает быстроту поиска, но тем не менее составляет недостаток. По R. Lee, пазанки не должны быть одеты уборной псовиной, так как на работе она скоро стирается.

Лапы широкие и круглые, мало опушенные и с короткими волосами между пальцев. По Лангсдалю, они должны быть в комке и, напротив, хорошо одеты. (У Скампа Новицкого лапы были круглые, одетые чрезвычайно волнистою шерстью и, кроме того, имели очень развитые перепонки, вернее, свободно раздвигались, как у водяного спаниеля.)

Шерсть густая, ровная или слегка волнистая, но без завитков. Качеством, по Лангсдалю, занимает середину между псовиной пойнтера и сеттера, т.е. должна быть довольно грубая. На ногах и хвосте уборной (удлиненной) псовины мало, а на пазанках ее вовсе нет. Лангсдаль говорит, что передние ноги должны быть хорошо одеты, задние же только до пазанков. Для рабочих собак предпочитается грубая, совершенно прямая псовина с плотным подшерстком.

Окрас темно-каштановый с золотистым отливом (бронзовый). По Лангсдалю же, золотисто-бурый, а темно-бурый избегается.

Вес от 35 до 45 ф.; R. Lee принимает для кобеля до 50 ф., а для суки от 40 до 45 ф.
 
Alexander Mosses, A Young Girl with Her Spaniel 1832

При экспертизе выставленных экземпляров особенное значение придавалось прежде колодке и цвету шерсти. Спаниель-клуб обратил главное внимание на голову, ноги, корпус и общий вид. Сообразно с этими взглядами различаются и таблицы баллов для оценки отдельных частей, составленные Кеннель-клубом и Спаниель-клубом.

Пороками считаются: светлые глаза, узкая голова и тонкая морда, уши в трубку или посаженные очень высоко; псовина в завитках (очень важный недостаток), неправильное держание хвоста, парик (длинные волосы на темени, как у ирландского водяного спаниеля), белые волосы на груди, очень светлый или очень темный окрас, очень длинные или тонкокостные ноги и, наконец, очень короткая или лещеватая (сплющенная с боков) колодка.

В настоящее время заводы суссексов довольно многочисленны в Англии. Одним из лучших и наибольших считался питомник Т.W. Bowers'a в Bars близ Честера. Теперь главные заводчики — Мозес Вулланд, Камбель Ньювингтон и Сальтер.


Рендольф В.Р. Дица

На наших выставках были только упомянутые выше суссексы Э.А. Новицкого. Из них кобель Скамп, получивший на XVI московской выставке большую серебряную медаль, представляет очень типичный экземпляр; сука же (Бесс) гораздо хуже кобеля и не стоит присужденной ей малой серебряной медали. Впрочем, следует заметить, что суки суссексов, как у большинства других пород, всегда значительно уступают в красоте кобелям. Попытка Новицкого устроить завод этих спаниелей не увенчалась успехом, так как в скором времени сука пропала, — вероятно, была украдена. Впрочем, в последние годы некоторыми высокопоставленными и богатыми охотниками в Петербурге и даже в Москве выписано несколько экземпляров очень хороших суссексов, которые, однако, не были выставляемы. Только на прошлогодней выставке (VII) Общества любителей породистых собак в Петербурге был очень хороший cуссекс Рендольф В.Р. Дица, получивший большую серебряную медаль. Как видно из сказанного, в местах, где дичь разводится в большом количестве, особенно фазаны, спаниели незаменимы, можно сказать, даже необходимы для охоты.

Л.П. Cабанеев. История спаниелей. (Окончание)


Категория: История породы | Добавил: clever (09.01.2012)
Просмотров: 2433 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]